Синодов и Делицын про 12 лет Roem, будущее российских медиа и смерть Яндекс.

Большинство российских СМИ за последние годы сильно изменились. При прежних владельцах качественно меняется бизнес-модель. Способы доставки контента стали разнообразнее, к примеру, за последнее десятилетие появились всевозможные пуши и веб-приложения. О прошлом, настоящем и будущем российских СМИ рассказал в интервью ведущему аналитику компании «ФИНАМ» Леониду Делицыну интернет-журналист, создатель сайта Roem.ru Юрий Синодов.


🔈 Аудиоверсия интервью в подкастинговой «немузыке» Яндекс.Музыки.


Делицын Л.: Подходят несколько дней назад наши медиаспециалисты и говорят: «Ты читал? Юрию Синодову 12 лет». Не Юрию, конечно, Синодову 12 лет, потому что никому сегодня нельзя верить, но можно верить Википедии. Там написано, что Юрий Синодов… Юрий Сергеевич Синодов родился в 1981 году, ему больше 12 лет, а вот его проекту Roem.ru 12 лет. Что это такое? Это такой, я бы сказал, салон интеллектуального общения, где профессионалы российского Интернета обмениваются комплиментами, доброжелательными какими-то отзывами на проекты друг друга, и тому подобное. Такой милый злой мальчик российского Интернета. Ну, и что же, 12 лет прошло. Каково это? Тебе мучительно больно за эти бесцельно прожитые годы?

Синодов Ю.: Безусловно, нет, потому что я бы не смог пообщаться с теми людьми, с которыми я неоднократно общался, — там Волож, Сегалович, Гришин, Альберт Попков, Павел Дуров. Ну, то есть практически любой человек там, сделавший немало для российского Интернета, мне доводилось с ним общаться лично.

Делицын Л.: В том числе и я.

Синодов Ю.: В том числе и с тобой, конечно.

Делицын Л.: Иногда бываю, да. Да.

Синодов Ю.: Мы с тобой знакомы даже дольше, по-моему, чем я делаю Roem, то есть уже лет 15.

Делицын Л.: Итак, ты там познакомился с большим количеством интересных людей, может быть, заочно, с кем-то где-то и очно, на РИФе и прочих мероприятиях. Ты, я знаю, выступаешь иногда с лекциями, с мастер-классами о том, как прожить небольшому отраслевому изданию. И теперь это можно будет уже говорить о том, как ему прожить 12 лет. Но нужно ли это, вообще нужно ли им жить так долго? Может быть, их жизненный цикл должен быть короче?

Синодов Ю.: Если издание никак не меняется, то, скорее всего, 12 лет никакого смысла существовать нет. У нас было достаточно много переделок, вообще концепций, осмыслений того, что мы делали.

Делицын Л.: Но дизайн страшный. Его надо бы…

Синодов Ю.: Дизайн страшный, но это не страшно. Потому что, на самом деле, люди к нам, если они начнут ходить за дизайном, то вот здесь, наверное, надо застрелиться. У нас все-таки концепция немножко другая. Мы делаем издание для людей, которые на форму мало обращают содержания. То есть когда мне говорят, что надо сделать так, чтобы людям было удобненько, чтобы они не задумывались о том, что они делают, и что они читают, я начинаю думать, что сейчас придет куча людей, которые не понимают вообще, где они находятся, и что они делают, и с кем они разговаривают. И я думаю, что такие люди далеко не всегда нужны.

Делицын Л.: А есть ли какая-то молодая шпана, которая вытесняет Roem с его ниши на рынке? Или, может быть, тут не какие-то конкретные игроки, а какие-нибудь новые технологии — например, все ушли в Facebook? Или ты думаешь, что еще лет 12 это издание способно протянуть, существовать, развиваться в каком-то вот… в каком-то из этих сценариев?

Синодов Ю.: Есть некая проблема с каналами, даже не с каналами, а способами доставки контента. То есть, если лет 12 назад не было никакой возможности дотянуться до человека, который не хотел к тебе самому зайти, ну за исключением рекламы самого СМИ там, в баннеробменных сетях, и почты, то сейчас способы доставки контента очень разнообразны. В основном это пуши, через веб-приложения, в самом браузере, через приложение, установленное на смартфон. И у нас по этому моменту дистрибуции все не очень хорошо, потому что поддержка мобильных приложений требует существенных ресурсов, которых у нас нет и никогда, в общем-то, не было. Но я опять же не могу сказать, что мы очень сильно из-за этого страдаем, хотя страдаем. Потому что, если человек рефлексирует на тему того, что он читает, он, скорее всего, от пушей устает. Он понимает вообще, чего он хочет, он умный человек, и у него процессорная мощность, в общем-то, ограничена. Процессорное время тоже ограничено. И поэтому количество пушей, прилетающих ему в день, он их задавит, как-то выключит. А мы всегда лежим в нужном месте. Когда хочется отдохнуть, почитать просто что-то, что написано, как ты говоришь там, добрые слова, обращенные друг к другу участников отрасли.

Делицын Л.: Но нужно ли гнаться за всеми этими новыми технологиями? Ведь эта гонка, ее невозможно выдержать вечно. Когда-то наступает момент, когда кто-то вырвался вперед.

Синодов Ю.: С точки зрения коммерции, безусловно, это стоило бы сделать. Но из меня не очень плохой коммерсант. Я честно могу сказать, что из меня, наверное, худший менеджер, чем из Владислава Цыплухина, который сделал VC.ru. Из меня худший менеджер, наверное, чем из Дениса Крючкова, который сделал «Хабрахабр». Другой момент, что я по-прежнему как пишущий игрок, как пишущий тренер все еще достаточно много вижу, понимаю, как что устроено, потому что сам все-таки предприниматель. И на такую точку зрения есть все еще запрос, потому что практически все остальные участники рынка скованы корпоративными веригами. И они не могут взять и совершенно спокойно объяснить, что Mail.Ru не особо виноват в том, что люди получают требования от МВД по удалению контента, и их там, например, потом начинают прессовать как экстремистов.

Делицын Л.: Ну, да, это еще и организационные разные хлопоты.

Синодов Ю.: Да. То есть Mail.Ru совершенно не мог это сказать, потому что, ну, их бы забили бы тут же ногами. Хотя это, в общем, действительно было правдой. Я считаю, что недостатки освещать надо так, как они есть, а недостатки, которых не существует, надо освещать так, что их на самом деле нет. А у нас все очень любят занять какую-нибудь сторону и побежать там радостно кого-то мочить. Мне кажется…

Делицын Л.: Ну, наверное, это привлекает и аудиторию, какая-то активная позиция.

Синодов Ю.: Да не «наверное», это совершенно точно привлекает аудиторию. Потому что человек, когда ему легко и просто все объяснили, ему не надо задумываться, он просто начинает испытывать сильное возмущение. Возмущение — это вообще одна из самых лучших и трафикогенерирующих эмоций. А мы стара…

Делицын Л.: Которую вы и эксплуатируете отчасти.

Синодов Ю.: Мы стараемся все-таки объяснять, обоснованно это возмущение или нет. То есть там буквально там сегодня начали мочить «Тинькофф банк». Причем, ну мне кажется, что там есть вопросы к истории про хищение 5 миллионов у них, потому что там очень странно выглядит паттерн компании. То есть компания из одного человека получает от контрагента 5 миллионов рублей. Ну, у меня компания состояла некоторое время из одного человека. И я могу сказать, что получить 5 миллионов рублей — это достаточно тяжело. И мне кажется, что запрос бежать со всеми и мочить там тут же по запросу блогера, он, наверное, существует, но я бы не хотел в нем участвовать, по крайней мере, до тех пор, пока я не буду уверен, что он обоснован. Что там претензии к банку обоснованы. Потому что когда про какие-то проблемы у банков пишет «Коммерсант», ну это немножко другая история. Я более-менее представляю, как «Коммерсант» работает, я сам в нем писал что-то. И я понимаю, что да, фигня просочиться может, но это очень тяжело, это очень редко бывает. Мне бы хотелось, чтобы информация, которая исходит, она все-таки была приближена к тому, что действительно происходит, а не к тому, что журналист или там ньюсмейкер может сказать и написать. К сожалению, у нас очень сильно пиар ограничивает, требования пиара ограничивают то, что ньюсмейкеры могут сказать. Хотя они, наверное, могли бы делиться куда большим количеством информации, чем это сейчас происходит.

Делицын Л.: При всех этих ограничениях 12 лет издание существует. Многие столько не прожили, конечно. Вообще, если взглянуть на издание, посвященное более или менее так плотно российскому Интернету, то кажется, какая у них была злая судьба. Когда-то были глянцевые издания там, «Мир Интернета», «Планета Интернет», онлайн-издания, такие как «Вебпланета». То есть попыток-то было очень много. Но почему вот не возникает чего-то такого глянцево общедоступного про Интернет для простого, так скажем, человека, вроде того, как вот Wired в Силиконовой долине живет уже лет, наверное, сколько? 25 там или больше. И только становится толще и красочней, и так далее.

Синодов Ю.: Wired на самом… тут есть две причины. Первая — экономическая, а вторая — связанная с тем, кто является источником смыслов на нашей интернет-поляне. Источник смыслов на нашей интернет-поляне — это США, до сих пор. То есть сейчас подключается Китай. С точки зрения импортозамещения каких-то продуктов есть Россия, есть удачные российские продукты, про которые можно писать, имеющие отношение к IT. Это «Яндекс»… то, что делает «Яндекс», то, что делает Mail.Ru, то, что делает Wargaming, если считать Wargaming российской компанией, но мне кажется, что по менталитету она российская.

Делицын Л.: То есть ньюсмейкер по позитивным поводам в основном где-то вне, да?

Синодов Ю.: Естественно, это раз. Второе, собственно, что касается денег, чтобы писать в Wired, в Wired, надо быть, ну, наверное, большим профессионалом в чем-то, кроме того, чтобы писать. Ну, то есть надо… и при этом…

Делицын Л.: Компетенции нужны определенные. Отраслевые.

Синодов Ю.: Ну, по сути, профессионалом в IT. Да. При этом у Wired должен быть какой-то конкурентоспособный гонорар предложен человеку, который что-то туда написал. Там, безусловно, есть профессиональные авторы, но украшает Wired там далеко не это. Соответственно, у нас СМИ все-таки по бедности не могут таких людей нанимать. А при этом писучих людей у нас много, профессиональных людей у нас много. Но они, наверное, не про IT. И если смотреть на какие-то бизнесовые издания, «Свой бизнес», ну вполне себе хорошее издание. То есть когда его давили изнутри, пытались делать хорошим, там все было, в общем-то, неплохо. Сейчас, может быть, у инвесторов другие интересы там. У меня просто, когда на Roem становилось плохо с деньгами, ну, я, значит, меньше ел. Это совершенно другими…

Делицын Л.: Но это не каждый на это пойдет. Это должно быть уже призванием, делом сердца, а не бизнеса.

Синодов Ю.: Да, то есть… а чем больше издание, тем такая схема работает меньше. Потому что там, как только у тебя становится все плохо, и ты должен срезать как-то расходы на редакцию, у тебя все становится еще хуже. А у меня нет. Потому что все, что меня не убивает, оно делает меня сильнее и умнее, я знаю, что и так бывает.

Делицын Л.: Я бы сказал, что эта ситуация-то, она давно известна. Вот я даже тут спрятал такой документ 2004 года, который мы когда-то с Иваном Засурским издали в Rambler. И там у нас есть статистика. Она относится к той эпохе, это 2002−2004 год, мы сравниваем там статистику того, как растут отрасли. Вот, например, СМИ, средства массовой информации. 2002 год — 1,5 тысячи сайтов, 2004 год — 1,5 тысячи сайтов. Прошло два года, отрасль зрелая. За то же самое время число сайтов, посвященных недвижимости, удваивается. Их было всего 800, а стало больше, чем сайтов СМИ. То есть вот с точки зрения инвесторов, которые были упомянуты, сразу что бросается в глаза? Отрасль старая, игроки все давно там. Первые игроки появились в середине 90-х годов, они же до сих пор и на виду.

Синодов Ю.: В конце, да.

Делицын Л.: «РБК» становится самым популярным сайтом в 1998 году, когда… сразу вот, сперва был «Анекдоты из России» самым популярным сайтом, в 1997 году. В 1998-м на момент кризиса — «РБК».

Синодов Ю.: А потом слава кризисам. Да.

Делицын Л.: Но недолго. Потом их обходят поисковые машины и обходят уже навсегда. Lenta.ru появляется где-то в 1999-м, наверное, году.

Синодов Ю.: В 1999-м.

Делицын Л.: И с тех пор вот это так и остаются лидирующими изданиями. То есть этот рынок не склонен менять новых лидеров как будто бы.

Синодов Ю.: Но «РИА Новости», по-моему, сейчас одни из самых охватных СМИ.

Делицын Л.: То есть все-таки какие-то там изменения. А есть ли там изменения бизнес-модели?

Синодов Ю.: Там, безусловно, могут быть изменения. Во-первых, Lenta.ru, в 1999-м это было издание само в себе. Сейчас это часть огромного холдинга «РБК», тоже стала частью холдинга. Но, правда, он развивается не как медийный, а как, в том числе, и технологический. А вот «РИА Новости» у нас это чисто медиахолдинг, и они вполне себе работают. Они, конечно, работают с государственной поддержкой, но, тем не менее, они выстроили дистрибуцию, и сам продукт у них хороший, и редакция хорошая. То есть проекты, если даже не меняются имена, которые за ними стоят, то внутри, качественно, наполнение меняется очень сильно.

Делицын Л.: То меняются их собственные бизнес-модели, да? То есть они меняют свои бизнес…

Синодов Ю.: Да.

Делицын Л.: Понятно.

Делицын Л.: Ты упомянул много таких замечательных людей, и Андрея Анненкова, Галину Тимченко, Алексея Андреева, и многих еще не упомянул. Но, в общем, их многих объединяет то, что никто из них не был журналистом по образованию, наверное. Я думаю, ни один из тех, кого ты не упомянул. Мы получаем…

Синодов Ю.: Слушай, я никогда про это не думал. Ну?

Делицын Л.: Но, может быть, ты вспомнишь кого-то? Но пока этого не получилось. Вырисовывается такая картина. Журналист, создатель контента, в более общих каких-то случаях не получает профессиональной подготовки. Это на данном промежуточном этапе. А потом может быть робот. И вот я представляю себе мир, в котором я, читатель или зритель, прихожу на сайт — а про меня уже все известно той медиасистеме, которая начинает со мной работает. И начинается перепродажа моего следующего времени. Они приблизительно себе представляют, куда я дальше пойду, что я посмотрю, и так далее.

Синодов Ю.: Ну, да, да, да.

Делицын Л.: Дальше подписывается уйма контрактов. Значит, допустим, какой-нибудь там СМИ2 там или Lentainform, или кто-то еще, оформляет контракты и одновременно заказывает контент. Этот контент где-то делает человек, где-то — робот. А я тем временем блуждаю где-то по сайту в поисках того, зачем я пришел, и к тому моменту, когда я думаю, что я пришел, я получаю этот контент сформированным. Плюс какой-то рекламодатель в это время подключил данные обо мне к своим базам данных…

Синодов Ю.: И все, продал.

Делицын Л.: …и меня приобрел. Так ли это вы видите, те, кто впустят нас в этот прекрасный новый мир, и которые, значит, создают эту систему, внутри которой мы будем что-то, может быть, новое узнавать?

Синодов Ю.: В каком-то смысле такая картина, она уже осуществляется, потому что рекомендательные системы внутри сайтов у многих СМИ сделаны, они работают. А что касается рекламы, то естественно, что Real Time Bidding…

Делицын Л.: RTB.

Синодов Ю.: …он дает все преимущества исключительно рекламодателям, но не менеджерам из рекламы. Потому что мы можем как бы распределять бюджеты между различными СМИ, мы рассчитаем, что вот тут часть аудитории — это наши люди, часть не наши. А раньше-то СМИ, если ты делаешь какое-то издание для пожарников, то ты все это, все эти рекламные бюджеты и получал себе.

Делицын Л.: Возможности рекламодателя поражают. Он на лету обрабатывает уйму информации ко мне…

Синодов Ю.: СМИ так не умеют, ну почти.

Делицын Л.: …а будет ли на лету создаваться и контент для меня в тот самый момент, когда я пришел?

Синодов Ю.: Подборки контента на сейчас создаются уже на лету. То есть в тот же са…

Делицын Л.: Они уже создаются.

Синодов Ю.: Это именно подборки. Но подборка, в общем-то, всегда считалась тоже контентом.

Делицын Л.: Ну, да. Подборка, конечно, контент, ну тоже является контентом. Это понятно.

Синодов Ю.: Безусловно.

Делицын Л.: Это понятно. Есть ли, остается какой…

Синодов Ю.: Но я не уверен, что тот же видео можно на лету сгенерировать, показать тебе то видео, которое там тебе очень понравится, и ты его подолгу будешь смотреть. Хотя, может быть.

Делицын Л.: А вы, значит, вставите тендер, и какой-то там фрилансер в Аргентине в этот момент называет кнопку «взять заказ», и снимает видео, и вам передает.

Синодов Ю.: И он начинает тебе рассказывать танцы аргентинских пингвинов, показыват.: «Вот смотри, вот они у меня».

Делицын Л.: И вот онлайн, да, все, начинаем танцевать.

Синодов Ю.: Ну, в какой… Я слышал, что на порносайтах такое уже существует.

Делицын Л.: Они инноваторы. Они раньше других начинают применять новые технологии.

Синодов Ю.: Ну, да. Но, с другой стороны, мне кажется, что в целом это далеко не всегда интересно, и люди готовы смотреть и на других людей, им нужна какая-то история. Взять и сходу выдумать историю, сделать ее персональной вряд ли получается, потому что хорошая история, она распространится среди многих сотен тысяч людей, среди миллионов людей, может быть, десятков и сотен миллионов людей. И поэтому, мне кажется, что индивидуализации контента не будет просто в силу того, что это действительно тяжело. И если уж такой индивидуальный контент хороший, то найдется еще куча людей, которая этот контент найдёт интересным.

Делицын Л.: А, найдутся еще такие же, как я.

Синодов Ю.: Именно. И почему бы им не показать? Если вы уникальный человек, которых один на миллион, то вас таких на свете 7 000 человек.

Делицын Л.: То нас 7 000 человек.

Делицын Л.: Вот я выписал себе в записную книжку цифры по капитализации крупнейших медийных холдингов. Walt Disney Company — 233 миллиарда долларов.

Синодов Ю.: Хорошо.

Делицын Л.: Comcast — 200 миллиардов долларов. С 2007 года, когда возник Roem.ru, стоимость Comcast увеличивается в 4 раза, стоимость Walt Disney — в 3 раза. Причем, что удивительно для меня, честно говоря, наивно, я бы говорил, что вот в таком мрачном ключе, который мы сейчас обсуждали, их стоимость должна была бы падать, сами они были бы нежизнеспособными и так далее. Нет, их стоимость только росла, сейчас она на пике. Но это не все. Thomson Reuter’s — 33 миллиарда. Пик стоимости у них тоже наблюдается. Мультипликаторы P/S около 6, как у технологических компаний. Вот у Apple около 4, а у этих около 6, то есть инвесторы видят у них большое будущее. FOX 18 миллиардов, CBS четырнадцать… И не говоря уж про AT&T, которая вот, скорее, конечно, T&T, чем, собственно, медиа, но съели Time Warner, — 274 миллиарда долларов, то есть колоссальная капитализация. И теперь мы посмотрим на российский рынок. На самом деле, открою секрет, мы с Юрием уже посмотрели на «РБК», потому что мы не поверили в ту капитализацию, которую увидели. Но вот согласно тому, что мы видим на сайтах бирж и брокеров, это 1,1 миллиарда рублей.

Синодов Ю.: Ну, 1,2 там уже.

Делицын Л.: Это вопрос, конечно, что такое рыночная капитализация, отражает ли она какую-то стоимость, истинную или справедливую для инвесторов, и так далее. Еще есть компания «Медиахолдинг», у которой рыночная капитализация около 130 миллионов рублей. И это все, чем… на чем российский игрок фондового мира может строить свой, значит, вход в прекрасное большое будущее. AT&T, ну не считая там телекомов, которые еще не поглотили медиа, и так далее. В общем, на медийном рынке, строго говоря. Ну, конечно, вот возникает вопрос: вот Юрий Синодов 12 лет отработал как издатель Roem.ru, теперь он и автор, и медиаменеджер, и медиаэксперт, вообще находится в полном расцвете своих творческих и иных сил, и жизненной мудрости. И, может быть, Юрий ответит нам на вопрос — что ждать нам? Будут ли у нас какие-то шансы, может быть, в какой-то новой пограничной области, увидеть что-нибудь на фондовом рынке, на чем мы, наконец, сможем заработать? Ну, простые игроки.

Синодов Ю.: Я боялся, что будет вопрос — что ж я не начал учить английский 12 лет назад вместо того, чтоб заниматься всем этим, российским медиабизнесом. Я думаю, что жить мы будем хуже, чем в США, медиа. То есть это вообще не вызывает…

Делицын Л.: Но я просил позитивную дать какую-то картину.

Синодов Ю.: Но!

Делицын Л.: Но?

Синодов Ю.: Но при этом у нас вполне возможно, и я вижу некоторый свет в конце туннеля в том смысле, что сейчас хотя бы можно обсуждать то, что правительством обсуждаются меры, которые, возможно, помогут прессе зарабатывать чуть больше. Ну, то есть там хотя бы разрешить там рекламу пива, то есть.

Делицын Л.: Ну, вот что обсуждается сейчас в прессе, правительством там, законодателями — это ограничение на доли иностранных инвесторов в российских СМИ, в агрегаторах.

Синодов Ю.: Я думаю, что это ограничение уже не обсуждается, оно уже давно принято, и оно давно работает. У нас есть, и мы в рамках этих ограничений будем существовать дальше. Но есть много государственных СМИ, которые государство, в общем-то, уже тоже не очень всегда готово кормить.

Делицын Л.: Да не только государство.

Синодов Ю.: И оно бы хотело бы, чтобы они, а) зарабатывали все-таки сами, умели зарабатывать, потому что люди, которые умеют зарабатывать, ну мне кажется, государство в их развитии и их появлении заинтересовано, потому что все осознают, что мы сейчас живем в условиях капитализма. То есть, какой бы он там социально нагруженный не был бы, но все-таки это капитализм. И то, что нам сейчас дают возможность хотя бы обсудить… — это очень мало, я понимаю, что это очень мало, — хотя бы обсудить возвращение каких-то рекламодателей вроде пива в СМИ, ну, наверное, это хорошо.

Делицын Л.: И вот, тем не менее, ведь совсем недавно обсуждался этот вопрос, что «Яндекс.Новости», ну это неофициальная такая новость, но могут и закрыться. Что если будет продолжаться усиление регулирования, они могут просто…

Синодов Ю.: Почему бы и нет? Мне кажется, что в них сейчас нет особого смысла.

Делицын Л.: Но это ты говоришь, наверное, как директор по развитию СМИ2, мечтая не конкурировать. Или конкурировать.

Синодов Ю.: Мы не конкурируем с «Яндекс.Новостями», мы больше конкурируем с «Дзеном», и для нас закрытие «Яндекс.Новостей» это плохая история.

Делицын Л.: Это плохая история.

Синодов Ю.: То есть нам для СМИ2 было бы лучше, если бы закрыли «Яндекс.Дзен», безусловно. Поэтому я думаю, что «Яндекс.Новости», они, во-первых, на сейчас делают непонятную для «Яндекса» роль. То есть, может быть, они… Я не понимаю их значения. То есть они занимают достаточно много места на главной странице, они дают какой-то поток новостей, который, ну, вряд ли там сильно кликабельный, потому что там достаточно прогосударственные новости на текущий момент. И зачем они «Яндексу», в общем-то, нужны, не очень понятно, и я думаю, что «Яндекс», с точки зрения коммерческой, убрал бы их у себя с мордыи смог бы распорядиться этим местом более эффективно, легко. Ему, скорее всего, даже не дадут это сделать.

Делицын Л.: Но что же будет тогда с нашими СМИ-то, если убрать «Яндекс.Новости»? Эти-то как будут выживать?

Синодов Ю.: «Яндекс.Новости» не особо трафикогенератор. Во-первых, у нас на сейчас очень много СМИ, ну медиа, не имеют статуса СМИ. А «Яндекс.Новости» — это агрегатор, и он отдает трафик только, ну больше, подавляюще большую часть трафика он отдает именно зарегистрированным СМИ.

Делицын Л.: И что с ними будет? Если он ничего не будет отдавать.

Синодов Ю.: Да ничего существенного. Ну, ухудшится трафик еще на 10%, допустим. Но рекламные бюджеты все равно есть, они запрограммированы. Ну, может быть, части этих бюджетов они лишатся. Может быть, части не лишатся, потому что найдут, куда эту рекламу еще всунуть. Надо понимать, что у СМИ нет такой проблемы, что они не могут там какого-то рекламодателя разместить. У очень малого количества СМИ нет такой.

Делицын Л.: Но это нужна аудитория. Я как-то смотрел по счетчикам, получалось, что у СМИ нет своей аудитории. Вся их аудитория — это партнерская аудитория, которая приходит через…

Синодов Ю.: Может быть, с исчезновением «Яндекс.Новостей» своя аудитория, наконец, появится. У нас вообще сейчас все сидят, что-то пишут и ждут, что на это «что-то» кто-то придет. Есть некоторые исключения. Там люди работают с поисковой оптимизацией, люди работают с источниками контента там, с соцсетями. Хотя лично я считаю, что это тупиковый путь, потому что соцсети, ну чисто механически, они не заинтересованы в том, чтобы отдавать трафик.

Делицын Л.: Отдавать, да?

Синодов Ю.: Да, естественно. Поисковые сети тоже не заинтересованы в том, чтобы отдавать трафик. То есть никто СМИ, кроме них самих, не поможет. И когда люди начинают веровать в то, что вот мы сейчас сделаем магические какие-то действия, и нам наваляют трафика «Яндекс.Новости», Google, Facebook, «ВКонтакте», Telegram, кто-нибудь еще. Telegram может накидать трафика, если у тебя там есть свой канал, который ты ведешь там. То, что кто-то посторонний тебе будет наливать, — да мне кажется, уже нет. С этой точки зрения создание репутации СМИ и того, что мы делаем то-то, то-то, то-то, кто больше ни… что больше никто не делает, оно более важно, чем работа с трафиком, на самом деле, в долгосрочном периоде.

Делицын Л.: Но это, все-таки, это хорошие и красивые слова. Мне кажется, реальная действительность, она такова, что значительную часть…

Синодов Ю.: Трафик, получаемый со стороны, всегда приятен и к месту. Но… но…

Делицын Л.: Его видно, его показывают счетчики.

Синодов Ю.: Его видно, его показывают счетчики. Но если его нет, никто не умрет.

Делицын Л.: Мы посчитали тут. У нас получилось, что на агрегаторы должно было бы приходиться, вот выручки, 26 миллиардов рублей в год. Это стоимость того трафика, который агрегаторы раздают.

Синодов Ю.: Крутят бесплатно, условно.

Делицын Л.: На девяно… на 80 там 8 процентов, мы считали, он бесплатный.

Синодов Ю.: Угу.

Делицын Л.: Но где-то 1,9 миллиарда рублей все-таки монетизируется.

Синодов Ю.: Интересно, откуда у СМИ 26 миллиардов рублей в год на покупку трафика?

Делицын Л.: Трафика, трафика. Он не весь монетизируется.

Синодов Ю.: Ну, хорошо. Но, а как его монетизировать, если у СМИ нет этих денег? Ну, то есть, кто за него заплатит? Я не знаю. Ну, то есть, это… это просто продукт, который был сделан. Ну, то есть, вот например, на «Авито» нет новостей, да. Они сделали сразу сервис объявлений, и никто к ним не приходит и не говори.: «А что это вы нам мало трафика даете новостного?» Ну, потому что его и не было никогда. А «Яндекс», вот все приходят и тыкают палкой, тип.: «А что вы нам мало трафика наливаете? Вот мы считаем, что мы достойны». Да вам вообще никто ничего не должен. Ну, начнем с малого.

Делицын Л.: У нас никак не получается перейти на какой-то позитивный тренд. Но мы должны найти в себе силы.

Синодов Ю.: Ну, какой позитивный тренд?

Делицын Л.: Мы должны увидеть это светлое будущее и как-то его обрисовать.

Синодов Ю.: В медиа?

Делицын Л.: В медиа.

Синодов Ю.: А, в медиа…

Делицын Л.: Может быть, они должны с кем-то слиться. Вот в телекомами, взять друг друга за… и отор…

Синодов Ю.: Не, но в медиа светлое будущее, оно может заключаться в том, что у нас YouTube будет нам дарить трафик. Но я в него не верю, то есть. Но возможно, что оно будет. Не, безусловно, сейчас там YouTube с радостью дарит трафик там, куча разных людей там, интервьюеры разные, самый популярный из которых Юрий Дудь, который уже не только интервьюер, но еще и изготовитель документального кино. Кто-то там еще есть, в том числе телевизионные люди, Парфенов тот же. Но мне кажется, что это, опять же, не навсегда. То есть сейчас хорошо, свет греет, солнышко звучит. Когда-нибудь там попросят расплатиться. И вдобавок, был один Дудь, например, условно, один Дудь. Появился Парфенов. Ну, он, допустим, для другой возрастной аудитории, поэтому не особо конкурирует с Дудем. Но появился кто-нибудь похожий на Дудя, зашел на этот же рынок. И получается так, что у Дудя аудитория падает вдвое, доходы падают вдвое. Ну, тут же, просто потому, что очень четко человек попадает в ту же самую аудиторию, что и его.

Делицын Л.: И уводит.

Синодов Ю.: И падение рынка тут же, на примере одного Дудя, оно составляет там десятки процентов.

Делицын Л.: Ну, о чем же еще светлом и радостном мы должны были бы тебя спросить, но не спросили, а надо было?

Синодов Ю.: Я думаю, что хорошо то, что люди постепенно привыкают платить в Интернете. Это закладывает некоторую, небольшую пока, основу, такой росточек зелененький посреди кучи снега, и надежду на то, что у нас будут платные СМИ, где они смогут делать контент, не опираясь на то, сколько людей его прочитают. То есть они…

Делицын Л.: То есть ты веришь в то, что человек по природе добр?

Синодов Ю.: Нет, я верю в то, что часть людей все-таки заплатит за то, чтобы чувствовать себя спокойно. Потому что сейчас, когда человек читает СМИ, он выходит из Интернета просто уставший. Его раздергали, его запинали всякими…

Делицын Л.: И идет на Instagram прочитать, как похудеть, покраситься, что купить.

Синодов Ю.: Из Instagram я тоже начал в свое время уходить уставшим, из Facebook начал выходить уставшим.

Делицын Л.: Да говорят, ты из Facebook ушел.

Синодов Ю.: Но я ухожу оттуда регулярно, иногда захожу назад, потому что надо что-то найти. У меня просто нет физических ресурсов столько проводить там время. Это очень инвазивная вещь. То есть, с точки зрения самого Facebook, Цукерберг сделал прекрасную машинку, он не предусмотрел одного — это исчерпаемости человеческого внимания внутри одного человека. То есть они думали, что они захавают все мозги, и это приведет их к успеху. Но на самом деле нет, люди просто перегорают и начинают понимать, что Facebook и Instagram им мешают.

Делицын Л.: Ну, приходит время для каких-то других проектов, да? Наверное, да.

Синодов Ю.: Ну, да, наверное, более спокойных.

Делицын Л.: И это хорошо для вас всех?

Синодов Ю.: Для меня хорошо, потому что меньше пишу в Facebook, больше пишу на Roem и, собственно, на непосредственной работе.

Делицын Л.: Юрий, спасибо тебе, что ты нашел время к нам прийти. Мы надеемся, что Roem.ru проживет еще 12 лет, а может быть, 24 года. Сменит дизайн, изменится в каких-то других отношениях, что позволит ему оставаться интересным для нас, для тех, кто его читает. Ты найдешь для себя еще более широкое поле применения, и будешь так же делиться своим опытом и со студентами, и со слушателями, и с профессионалами. Ну, и, наверное, всем нам надо пожелать еще роста рынка и много новых интересных проектов.

Синодов Ю.: Это было бы очень здорово. Спасибо.

Делицын Л.: Спасибо.

Новости по теме

5 главных новостей из мира технологий за минувшую неделю.

Новый MacBook Pro, дизлайки «ВКонтакте» и возрождение Motorola RAZR.

2 6

5 главных новостей из мира кино за минувшую неделю

Возвращение «Друзей» и «Ну, Погоди!», мультик про альтернативные истории Marvel и не только.

1 6

10 рецептов куриного рулета, который соберёт за столом всю семью.

Заворачивайте в мясо начинку из яйц, сыра, шпината, орехов, чернослива и не только.

1 7

Цена дня: рожковая кофеварка Polaris за 5 190 рублей.

Экономия от 35% и бесплатная доставка по России.

1 5

Продовжуючи переглядати Новости технологий (UAZMI), ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом, і погоджуєтеся на використання файлів cookie