«Всегда говорю – не надо столько работать, как я». Как Анастасия Суркова в 25 лет превратилась из SMM-менеджера в COO LinguaTrip

Об учебе и первой работе

– Чем ты занималась до LinguaTrip? Где училась?

– В 2012 году я переехала из Екатеринбурга в Москву, поступила в вуз: у меня была практико-ориентированная программа с трудовым договором без отрыва от учебы. Мы работали в первой половине дня, а во второй половине дня – учились. Университет «Синергия», программа – «Кадровый резерв». У нас была военная подготовка: построения, летом мы обливались водой, а зимой окунались в прорубь, занимались тайским боксом вместе с мальчиками. Наше подразделение на факультете называлось «Спарта». Было 60 мальчиков и две девочки.

– Кем вы работали в вузе?

– Мы приходили в офис к 8.00. У всех были свои задачи: кто-то занимался набором новых студентов в колледж и университет, я работала с CRM-системами. Нас тестировали перед распределением, отбирали: я умела быстро печатать, анализировать информацию. В итоге – заносила данные о клиентах в базу, готовила отчеты. Еще мы доделывали с разработчиками существующую CRM: писали техническое задание, тестировали. Мне платили 2500 рублей в месяц. Я удивляюсь, как мы прекрасно жили на эти деньги, еще по клубам ходить успевали в четверг, пятницу и субботу. Я подрабатывала там фотографом, это приносило еще 5000 рублей.

Хочешь писать на темы предпринимательства, образования и технологий? Стать автором Rusbase Young может каждый. Узнать как

Когда я пришла устраиваться в «ВымпелКом» и сказала, что у меня есть опыт с CRM-системами, достаточно высокая должность, сотрудники в подчинении, мне ответили: «Как в 20 лет у вас может быть опыт с CRM?». Дали тестовое задание, я все подробно разложила, их это поразило.

– Ты устроилась уже после университета?

– Нет, я еще училась на третьем курсе, но поменяла программу. Ушла с практико-ориентированной и перевелась на обычную вечерку. Правда, у меня было параллельно два высших. Одно – заочное. Специальности – «Менеджмент. Управление международными проектами» и «Юриспруденция. Гражданское право».

– Чем ты занималась в «ВымпелКоме»?

– Должность называлась «координатор монобрендовой сети». Координатор, как ты понимаешь, бесконечное понятие. Я работала в штаб-квартире в Москве, у нас было восемь регионов. Мы организовали конференцию для всей сети, сделали классную годовую программу мотивации для менеджеров по продажам. Иногда я думаю, как хватало сил? Заочное, вечернее, полный рабочий день, еще семья. В «ВымпелКоме» я работала почти три года.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Anastasiia V. (@veselovaa) 4 Апр 2019 в 10:02 PDT

– После бакалавриата ты пошла в магистратуру?

– Да. В бакалавриате мне нравилось, я пошла в магистратуру в своей же вуз, но оказалось, что все преподаватели – теоретики. Мы очень много спорим, мне говорят: «Я лучше знаю, вы наверняка офис-менеджер». Я рассказываю, чем занимаюсь и аргументирую: пробовала, не работает, как вы говорите. Им это, конечно, не нравится. Когда мне сказали: «Увидимся на сессии!», – я решила взять академический отпуск, чтобы подыскать другие вузы для перевода по моей программе.

Я точно буду заканчивать магистратуру, но немного позже, сейчас я не вижу для себя в этом никакой нужды. В идеале, конечно, не в России.

О карьере в LinguaTrip

– Как ты пришла в LinguaTrip?

– О LinguaTrip я узнала от одногруппницы, которая съездила на курсы в Америку и вернулась в восторге. А я тогда была влюблена в Лондон и хотела развить свой английский. В ноябре я уехала в Лондон на самый интенсивный курс. Пока была в поездке, записывала возникающие вопросы, фиксировала свое мнение. Я всегда оставляю отзывы, для меня было важно дать ребятам фидбэк: я видела, что они только развиваются. Я указала возможные зоны роста, отметила, что особенно понравилось. Письмо отправила на почту менеджера, а ответ получила от фаундера. Меня поблагодарили за отзыв и позвали писать обзорные статьи для блога. Я сделала несколько тестовых, и меня взяли в команду, параллельно я работала на своей основной работе. Так пролетели полгода, появлялись новые обязанности и в итоге в мае я вышла в штат на полный день.

– Как после SMM ты перешла к операционным задачам?

– В LinguaTrip есть ощущение, что один год проходит за три: очень много проектов и информации. Я вела социальные сети компании, общалась там с клиентами. Сейчас понимание SMM гораздо шире, а тогда это было просто: пост «ВКонтакте» опубликовать, в блог статью написать, сделать репост, настроить напоминания о вебинарах.

Бэк-офис LinguaTrip расположен в Питере, поэтому когда я приехала туда по основной работе, то предложила команде развиртуализироваться. Мы встретились, и я осталась до вечера работать вместе с ребятами. После поездки снова написала фаундеру, на этот раз предложила, как можно было бы оптимизировать офисные процессы.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Anastasiia V. (@veselovaa) 27 Мар 2019 в 11:27 PDT

– Расскажи подробнее, что было в твоем письме?

– Я провела в офисе часов пять. Видела, что визовый специалист работает, закопавшись в бумажках, за ухом у него карандаш, тут звонок, там перевод. Фаундеры на тот момент уже полгода или год не жили в России и не могли руководить процессом автоматизации на месте. Я предложила усовершенствовать работу так, чтобы мы смогли больше информации обрабатывать и большее количество клиентов обслуживать. Мне очень хотелось, чтобы компания была максимально классная не только снаружи, но и внутри, чтобы сотрудникам удобно было работать.

– И как фаундеры восприняли твои предложения?

– Они сказали, что как раз не хватает операционного менеджера – человека, который будет решать внутренние вопросы, повышать эффективность выполнения ежедневных задач. Я пришла, положила заявление об увольнении руководителю на основной работе со словами: «Конечно, по правилам две недели, но может как-то побыстрее разойдемся?».

– Когда из операционного менеджера ты превратилась в операционного директора?

Четкий момент был, наверное, через сто дней. Есть такая практика, когда приходит управленец, у него есть три месяца, чтобы показать себя. По истечении этого времени я сделала отчет о своей работе, собрала предложения, получила фидбэк от фаундеров, и мы продолжили работать дальше. В каком-то из писем меня представили операционным директором. Конечно, в процессе перехода от менеджера к директору активно рос функционал.

– Он сам по себе рос или ты просила нагружать тебя больше?

– И так, и так. Я быстро включалась и не боялась задавать вопросы.

– Какие моменты на пути роста в директора были наиболее сложными?

– Можно долго рассказывать. Из самых больших – мы открыли стажировку в компании в пик сезона. Нам понравилась идея, и мы решили ее быстро запустить: за один вечер сделали лендинг, все прописали, организовали вебинар и набрали заявок. Март, сезон, мы в огне, а у нас тысяча заявок на стажировку. Тут я поняла, что не подумала, кто всех этих людей будет курировать. В итоге мне казалось, что половина сотрудников меня ненавидит: помимо своей работы, которую нужно делать оперативно и качественно, добавились еще люди, которых надо учить. Я максимально на себя это направление забрала и писала задачи стажерам по ночам, говорила, что по американскому времени работаю. Тем не менее это был самый классный поток! Он длился восемь месяцев, и многие ребята сейчас работают в команде, даже на руководящих позициях. У нас более десяти процентов конверсии из активного стажера в сотрудника. В общем, идея была неплохая. Мы изначально хотели протестировать, нужно ли нам брать внешних специалистов в команду или мы можем вырастить их внутри компании. Оказалось, мы можем неплохо растить.

– Получается, любые качества в человеке можно развить на практике?

– Кроме управленческих. У тебя это либо есть, либо нет. Ты можешь стать хорошим специалистом, но не будешь руководителем, а может и будешь, но вопрос тогда в качестве.

О задачах и карьерной траектории

– У тебя были моменты, когда ты не была уверена, что идешь в нужном направлении?

У меня насыщенная жизнь помимо работы, я успеваю заниматься тем, что мне интересно. Для себя я приняла решение, что прихожу в компанию, которая быстро растет, и если я хочу вложиться в ее будущее, то буду уделять максимум внимания, времени и сил. Хотя новым сотрудникам всегда говорю – не надо столько работать, как я. Это мое личное решение.

Раз в полгода я провожу самостоятельную оценку своих результатов: выписываю ошибки и разбираю, где надо было действовать по-другому. Например, понимаю, что какие-то задачи лучше делегировать, чтобы сфокусироваться на том, в чем я больше могу быть полезна.

– Перечисли задачи, которыми ты занималась вчера. Как проходит день операционного директора американского стартапа?

У меня было много звонков: приближается завершение года, с коллегами и партнерами мы обсуждаем цели на следующий: важно проанализировать, как мы работаем сейчас, и определиться, какие ожидания у нас есть. Я проверяла почту, отсматривала резюме и делала отчет для генерального директора. Также была работа по финансовым и юридическим моментам, это связано с запуском нового продукта. Я регулярно просматриваю, какие показатели по продажам не выполняются и как мы можем решить эти моменты с максимально хорошим исходом. Если есть какая-то жалоба и клиент хочет пообщаться именно с руководством, я могу или позвонить, или написать, естественно, для этого мне нужно погрузиться в проблему, проработать ее со своей стороны.

Как работать без выгорания

– Какие различия в американском и российском стиле ведения бизнеса ты заметила?

– В России больше ставится акцент на личной выгоде. На конференциях в США утверждают, что команда должна гореть работой, в России это трудно применимо. У нас собственная миссия для сотрудника всегда важнее, чем успех компании. Зато в Америке всех сдует из офиса уже в пять часов вечера, а наши могут сидеть до последнего. В общем, в России все трудоголики, но с личной выгодой. В Америке меньше пашут, но зато с командным духом.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Anastasiia V. (@veselovaa) 23 Окт 2018 в 11:54 PDT

– Ты часто выгораешь?

– С проблемой профессионального выгорания я столкнулась только один раз. Мы запускали очередной проект, и мне не хотелось кого-то подвести. Я пыталась загрузить себя знаниями и начала в них тонуть: перестала ощущать, какая информация мне нужна, а какая нет. Я выключила ноутбук, открыла приложение для медитации Headspace, но оно не сильно помогло. Тогда я взяла лист бумаги и начала все структурировать: вот это я знаю, это могу, а этому надо научиться. Последняя колонка оказалась не такой уж и большой. Не потребовалась вся та информация, в которую я себя запихнула с головой, и сама была от этого в стрессе.

– А что ты делаешь, если замечаешь выгорание у сотрудника?

– Мы созваниваемся или встречаемся. Часто сотрудник не понимает, что у него выгорание. Мы проговариваем, как он сам оценивает свою работу, какие у него есть сложности. Мне важно услышать его видение ситуации. Если сотрудник считает, что все в порядке, то вам придется аргументировать свою позицию, рассказать, что идет не так. Если он видит проблему, то вы быстрее пойдете вместе к исправлению ситуации. Я не очень люблю давать советы, потому что все-таки у всех разные проблемы и ситуации. Всегда объясняю, что не нужно мой совет воспринимать как руководство к действию. Важно наполнять чем-то свою жизнь помимо работы, а если отдых не помогает, то нужно пойти к руководителю и признаться, что у тебя проблема. Почему-то все этого очень боятся, думают, что их сразу уволят.

– В LinguaTrip довольно молодые сотрудники. Какие есть особенности работы с ребятами до 25 лет?

Бывает, что молодые сотрудники не понимают степень ответственности. Им нужно объяснить, что помимо их труда в задаче задействован кто-то еще. Если один сорвал дедлайн, то дальше все валится, как домино. Еще я выделю импульсивность: надо уметь соблюдать рабочий тон и субординацию. К тому же есть люди-привычки: они научились чему-то, отработали алгоритм и болезненно реагируют на предложение изменить его в пользу эффективности. Первая реакция: «Зачем? Я же и так уже это нормально делаю!».

Новости по теме

Time назвал 100 «восходящих звезд», которые «формируют будущее».

Time впервые выбрал сто «восходящих звезд» из сфер бизнеса, спорта, науки, искусства и политики. Об этом журнал объявил на своем сайте.

4 3

«Мультикубик» объявил конкурс на лучший прототип мобильного приложения.

Российский разработчик минипроекторов «Мультикубик» (на международном рынке работает под брендом Cinemood) объявил конкурс среди своей целевой аудитории на 3 млн рублей. Необходимо разработать интерактивный прототип нового мобильного п...

3 11

Apple представила новый ноутбук MacBook Pro

Apple представила MacBook Pro с памятью до 8 ТБ, механизмом «ножницы» и батареей, работающей до 11 часов. Об этом Rusbase сообщили в пресс-службе компании.

2 3

Google даст воможность пользователям открыть банковский счет.

Google планирует запустить сервис под кодовым названием Cache. На платформе пользователи смогут открыть банковский счет. Об этом пишет The Wall Street Journal.

1 3

«ВКонтакте» создадут редакцию экспертов для тематической ленты.

«ВКонтакте» введет новый инструмент - тематические ленты. Контент для нее будет оценивать группа независимых экспертов, .Подобная функция уже реализуется в Facebook и Apple News. Об этом сообщили представители социальной сети на меропр...

2 4

Продовжуючи переглядати Новости технологий (UAZMI), ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом, і погоджуєтеся на використання файлів cookie