Писатель помог школьнице с сочинением по своему рассказу.

3 2425

Виталий Сероклинов рассказал TJ, как учитель с «‎тайным знанием» счёл, что его трактовка собственного произведения неправильная.

Виталий Сероклинов. Фото Екатерины Сергиенко

Рассказ Виталия Сероклинова «‎Пряники» регулярно попадает в школьные олимпиады: по нему отвечают на конкурсные вопросы и пишут сочинения. Часто писатель помогает школьникам с ответами на форумах.

Сероклинов рассказал в фейсбуке, как год назад написал сочинение по собственному рассказу вместо школьницы, но ей поставили низкий балл за то, что она не поняла замысел автора. TJ поговорил с писателем об этой истории и о том, можно ли ставить оценки за ученические трактовки произведений.

Рассказ «‎Пряники» включили в олимпиаду из-за краткости. Школьники в интернете стали просить помочь им с сочинением по нему

«Конечно, прикольно, что по моим произведениям дают задания школьникам. Представьте, в олимпиаде три задания: Саша Чёрный, произведения Лермонтова и я. Ничего себе! В этом ничего великого нет, но мне нравится, я даже понтуюсь этим», — рассказал TJ Сероклинов.

По словам писателя, он пишет «не особо заморачиваясь, без метафор и аллегорий», поэтому язык оказался достаточно простым для школьников, к тому же он работает в жанре short story: «Я понимаю, что мой рассказ „Пряники“ выбрали из сборника „Русские дети“, потому что он был там самым коротким — чуть больше странички в Word».

Однажды, Сероклинов обнаружил, что школьники обсуждают его рассказ на сайтах с олимпиадными и экзаменационными заданиями: «Я сёрфил в интернете и увидел часто встречающиеся вопросы несчастных старшеклассников, которым нужна была помощь в написании сочинения или в ответах на вопросы по „Пряникам“. Я не выдержал и начал понемножку помогать на форумах».

Сероклинов написал сочинение за школьницу, но она получила за него низкую оценку

Отец московской школьницы нашёл писателя в соцсетях и написал ему с просьбой помочь его дочери, которая участвовала в олимпиаде. «У меня было какое-то прикольное настроение, я взял и написал на сочинение, ещё и на вопросы ответил. За это можно было получить, кажется, баллов 50. Посмеялся, даже написал в фейсбуке, мол, попал со своим сочинением на Всероссийскую олимпиаду», — рассказывает Сероклинов. Он отметил, что в задании был прописан возможный объём сочинения — 300 слов, что больше, чем в самом произведении.

Позже папа девочки снова с ним связался. Оказалось, что за сочинение поставили «невысокую оценку, если переводить в пятибалльную систему, даже ниже четвёрки». Писателю, по его словам, было «и смешно, и неловко», потому что он хотел помочь, «но вышло не очень».

Учитель аргументировал низкий балл тем, что школьница «неправильно ответила на вопросы, не раскрыла тему, а „автор имел в виду не это“». «Видимо, какой-то из московских учителей, а, может, и все они, обладает тайным знанием: что имеют в виду все авторы», — подытожил Сероклинов.

Писатель считает, что оценивать сочинения нельзя. Он и сам не помнит, «что имел в виду», когда писал «‎Пряники»

Писатель говорит, что не был удивлён баллам, потому что встречает подобное «сплошь и рядом»: «Часто учителя интерпретируют тексты совсем не так, но автор уже помер и не может возразить. Есть канонические случаи: Дарье Донцовой в детстве помог с сочинением по „Белеет парус одинокий“ сам Валентин Катаев, и она тоже получила не очень хорошую оценку».

«Право ученика — трактовать произведение так, как он его понял. Мнение учителя — это тоже только мнение», — уверен автор «Пряников». Он считает неправильным оценивать интерпретации учеников и называть их неверными.

Сероклинов и сам не помнит, «что имел в виду», когда писал рассказ из олимпиады: «Скорее всего, я был пьяный. Я настолько не помню, как работал над первыми рассказами, что пару раз зафрендил в ЖЖ аккаунты, выкладывавшие их, с мыслью: „Ох, как пишет-то!“ Потом выяснял, что это мои тексты».

#школы #книги #образование